Я - Тихонов Евгений Васильевич, родился 1921 года, в ноябре мне 90 лет. Родился я в Ленинграде. Привезли меня десятимесячного в Саблино на дачу. Отец у меня был парикмахером. Приехал в Саблино и открыл там первую парикмахерскую на Советской улице.

- А что помните вообще о Саблино? Какой этот город был до войны?

- Бедный, бедный. Конечно, сейчас много кирпичных домов, раньше деревянные больше были. Одна нормальная дорога по Советской улице была, где я жил. Ульяновское шоссе тоже - это где я сейчас живу, - улица называлась как-то иначе, она была даже кое-где вымощена деревяшками, такие колья были, булыжная дорога там была. Булыжник весь немцы выкопали для себя.

26 августа они бомбили Саблино. Пули летали почем зря! А мы вечером часов в 9 бегали туда-сюда, искали парашютистов: парашютисты где-то спустились. Мне было тогда уже 17 лет. А 28 августа, - я уже работал на Ижорском заводе, - думаю, ехать или не ехать на работу? А с утра работали, с 8-ми часов. Говорят, что немцы в Тосно идут, вот я и думаю, ехать мне или нет? Пришёл поезд из Колпино в Саблино, и я уехал. Поезд доехал до Металлостроя: нас немцы обстреляли. Я потом и говорю: вон наши советские соколы летят, а он по нам «раз-раз» и мы в другую сторону поезда. Поезд остановился. Кто был ранен, кто кричал, все выскочили из поезда и бежать. А мы пешком в Колпино. Так там я и остался.

- А Колпино тоже немцы взяли?

- Колпино никто не брал. Нет. Там сначала был рабочий батальон. Пушкин взяли, а Колпино - нет. В Колпино завод; может, они просто побоялись его взять. Может, место такое болотистое было, плохо наступать. Дорог же не было, Московское шоссе только, никак не проехать. А о заводе подумали, что оборона большая есть, решили не брать. Там было три линии, рабочие стояли на одной линии, потом через недели 2 пришли солдаты. А до этого могли и взять.

Когда я приехал в Колпино, к 11-ти часам, мне говорят: «Где ты так долго был?», - это же ЧП, что я к 8-ми часам на работу не пришёл, - я говорю: «Так и так, немцы подходят, они в Тосно, и я не знал, ехать мне или не ехать». - «Что ты говоришь, там просто десант выбросили, так его уничтожат скоро!» Мне сказали: «Иди, работай!». Ну, я и пошёл работать: пришел не к 8-ми , а к 11-ти .

Меня направили в один цех, где делали катера, там я и работал. В войну стали делать катера, двухвинтовые, быстроходные, десантные. До войны делали буксиры.

- А Ваши родные все остались в Саблино?

- Да. Остались и мать, и отец, и сестра, и брат. У матери нас было четверо. Брат был взят в армию с первого дня. Прошёл он все войны: японскую, финскую, и эту. И остался жив! Все живы, вся семья остались живы. Они приехали в 1944 году в Саблино. И вот отсюда я стал получать письма, а до этого я не получал. Отец в 1944 году здорово заболел и умер, а мама дожила до 2001 года.

- Расскажите, а как Вас в армию забрали? Вы же в 1944 году в армию пошли? А до этого времени?

- На Ижорском заводе работал. Мы одно время вообще не выходили с завода, а потом стали нас выпускать. Ну, за полгода, примерно до армии. Нет, выходили, бывало, но так, свободно - не было такого. По заводу ходили. У нас там были специальные чеки, чтобы обедали в столовой. Мы там и спали. Немцы обстреливали завод. Молодых всех взяли минировать завод, полигон, посты, плотины. По ночам мы работали, а днём спали.

- А минировали зачем?

- Да, на всякий случай. Чтобы в случае, если придут, то чтоб взорвалось всё....