Смотреть фотографии

Меня зовут Колина Вера Ивановна, девичья фамилия – Артемьева. Родилась я в Любани 28 июня 1934 года. В начале войны мне было семь лет. Родители мои - коренные любанцы, и мамины родители тоже коренные любанцы. Мама моя Артемьева Клавдия Александровна 1907 года рождения до войны не работала. Отец Артемьев Иван Фролович 1905 года рождения работал машинистом на железной дороге. Мы жили на улице Октября.

Когда война началась, немцы пришли в Любань и заняли наш дом. Мы жили на чердаке. Мама им, правда, готовила. Отношение немцев к нам было нормальным, я ничего плохого не припомню. Питались мы тем, что давали нам немцы. У них были брикеты для питания, сами ели и нам давали. Сестре больше доставалось, она старше была (1929 года).

Когда немцы были здесь, мы ходили свободно. За линией, где сейчас Дом культуры, там был лагерь наших пленных. Конечно, им было очень плохо. Их не поили, не кормили, не давали даже перебросить еду, когда мы старались их чем-то подкормить. Их каждый день гоняли на работы. В этом лагере был барак. Мы, ребятишки 7-8 лет, общались, играли, ползали по канавам, по лужам. Родители не боялись нас отпускать. На полевые немецкие кухни мы не бегали, хлеба не просили. Где были немецкие полевые кухни, я не помню. Знаю только, что Любань сильно бомбили, что кругом были воронки. Даже после войны они оставались ещё долгое время. До войны в школу я не ходила. Во время войны на улице Советской, где сейчас рынок, было здание - подворье. Мы туда ходили в школу, но там почему-то преподавали Закон Божий, ходили мало, даже не окончили один класс.

Нас немцы увозили последними, это было 24 января 1944 года, то есть мы немного не дотянули до освобождения Любани. Состав отошёл, и мы видели, как взорвали середину вокзала.

Привезли нас сначала в Белосток, потом в Лапы переправили, дальше - Бронберг в Германию . Жили мы в бараках, было нас ,наверное, восемь любанских семей . Был какой-то там старший. Еду мы получали на кухне Мне уже было 10 лет, и я ходила чистить картошку, а мама и сестра работали на вагоноремонтном заводе. Мы были угнаны всей семьёй: отец, мать, старшая сестра 1929 года и я. Перед Белостоком отец вышел и отстал от поезда, так и пропал без вести. А мы с мамой уехали. В Лапах мы были недолго, месяца три, потом нас переслали в Бронберг, в Германию.

Очень хорошо помню, как война заканчивалась. Мы в окно видели, как русские ползли по снегу, освобождали город. Потом всех нас выстроили сразу во дворе. Темно было, ночь была. А отправляли нас из Данцига, и 24 июня 1945 года мы были уже в Любани.

Когда мы вернулись домой после войны, наш дом сохранился, но он был очень старый. Мама вышла опять замуж, и мы переехали в другой дом на улицу Маяковского. Сестра же вернулась, когда мне было лет 12-13-ть. Когда нас освободили, сестру отправили в Петрозаводск на лесозаготовки. Мама всё хлопотала, писала, ездила на лесозаготовки, чтобы её вернули. Сестра сильно болела. Ноги болели, и потом вскоре она умерла

Когда приехали после войны, я пошла в школу на Загородном шоссе сразу во второй класс. В школу мы пошли без учебников. Они были только у учительницы. Но тетради были. Полем ходили домой. У нас в одном классе были дети разного возраста: и 1935, и 1937, и 1934 года рождения.

В школу на Белую дачу нас перевели в третьем классе. На Белой даче была начальная школа, после войны она стояла три года. Потом с 5-го класса я училась в 25-ой железнодорожной школе. Она включала в себя начальную и старшую школу. Школа была двухэтажная и был зал большой. Довоенная железнодорожная школа была сожжена во время войны. А потом её отстроили заново.

Я закончила семь классов. Моим классным руководителем была Быстрова Анна Андреевна. Мои учителя: Белякова Валентина, Жёлоб Тамара Тимофеевна- она французский преподавала; Махровский Николай Павлович. Батыренко был нашим директором, с войны он без руки пришел. Озерова Мария Ивановна математику преподавала. Когда я окончила семь классов, мне было уже 17 лет.

На улице Правды в типографии Лоханкова я работала до замужества. В 1953 году я вышла замуж, и у меня родилась дочка. Год я не работала, потом пошла на товарно-московскую станцию в Ленинград и там проработала больше 30 лет.