Я – Тамара Петровна Орлова. Моя девичья фамилия Юрова. Родилась я в поселке Никольское. Жили мы в доме у моста. Когда началась война, то нас эвакуировали в Куйбышев. Когда мы приехали в Куйбышев, то там мы жили в бараке. Мне было тогда около четырех лет. Жили мы там лет пять. Была у нас комната. В комнате стояла печка, на которой мы и готовили . А наш папа Петр Александрович работал на заводе.

Маму звали Клавдия Михайловна. Отец был хорошим специалистом, и его во время войны эвакуировали вместе с заводом. А мама была телефонисткой, и она тоже работала на заводе. Когда мы там жили, то там часто все взрывалось! Маленькие дети бегали к проходной и думали, а вдруг чей – то папа погиб. И это происходило почти каждую неделю. Там мы прожили до 1949 года. Этот был поселок Петра Дубрава.

Когда родители получали получку, то уезжали в Куйбышев, чтобы что-то нам купить, а мы маленькие , жили мы очень бедно. Даже голодали. Мы ,дети, четверо: Оля, Галя, Саша и я- опирались на стол, смотрели в окно и пели песни: «Синее море, красный пароход, сяду, поеду на Дальний Восток, там пушки гремят и солдатики убитые лежат, мама будет плакать, слезы проливать, папа уедет на фронт воевать». Вот такую песню мы пели в ожидании подарков.

Когда мы жили в Куйбышеве, то часто голодали. Основная еда – картошка. Картошку почистим, посолим, а очистки не выбрасываем, а посушим и это потом едим.

Чтобы хлеб купить, наши родители занимали очередь с самого утра, а сами уходили на работу. А мы стояли, в очереди и ждали машину, старались, чтобы нам позволили разгрузить, просили чуть ли не до слез..

Ходили в поле колоски собирали, горох на поле, нам, конечно, это делать не разрешали, ругали нас очень. Собирали горох, траву и семечки. Семечек наберешь в мешок и колотишь их. Потом мы еще кушали жмых- это отруби такие. Они были спрессованные, но они такие вкусные - не передать. Бахчи были арбузные. Ползли мы туда и собирали , что оставалось . Голодно было. Да, тогда давали карточки на хлеб ,. У нас были вот такие маленькие бумажки. Отрывали их, но они часто терялись . Однажды нас обокрали какие- то цыгане.

Когда надо было в школу идти, надеть было нечего. Тогда мне начальник дал свою фуфайку. Закрутили мне рукава, и вот так я ходила в школу. Там я во второй класс я ходила. Да жили, конечно, очень тяжело. Очень бедно, я бы сказала.

Потом родители решили вернуться опять в Никольское, но папу не отпускали. Ну и родители решили, что мама нас возьмет троих, а папа остался со старшим Анатолием.

. Мы приехали сюда, к дедушке.Тут жили брат папин с женой и бабушка с дедушкой. Мы жили в угловой комнате , а я спала в чемодане - это была моя постель. Когда мы в Никольское приехали, то я пошла в 3 –й класс. Была школа такая в поселке , видимо, там тоже было какое - то производство. Своих одноклассников мало кого помню. Одну помню Анастасию Павловну.

У папы был друг, и он предложил: «Давайте напишем Сталину письмо, чтобы папу отпустили». Мы написали, и долго ждали ответа .Месяца через три пришло письмо от Сталина, в котором говорилось, что папа скоро приедет. Ну прошло не три месяца, а побольше. Три месяца мы только письмо ждали. Потом, когда папа приехал, мы купили поросенка. Я его кормила, так меня и прозвали свинарочка.

Потом, чуть попозже папа стал работать на заводе «Сокол» , а мама телефонисткой там же. И до войны и после войны мама всегда была телефонисткой.

Мы так и жили: в школу я ходила сначала в Саблино, а потом нам дали квартиру от «Сокола». Тогда я стала учиться в Никольском на улице Зеленой. Нам целый дом дали, так как у нас была большая семья. С усадьбой и огородом , мы держали поросенка.

Да, у нас еще были дедушка с бабушкой. Они здесь жили в Никольском, ближе к кладбищу, дом номер 17. Дедушка работал на водокачке у речки.

А когда я училась в школе, то ходила заниматься в хореографический кружок. Хвалили меня в поселке и привечали .

Никольскую школу я закончила в 1957 году, а в 1962 году вышла замуж и уехала жить в Песочное. Оттуда нас направили в Качкаму, так как муж у меня был военный. Там я уже вела уроки физкультуры. . А переподготовку я заканчивала в Петрозаводске. Потом нас переправили в Тулу, где мы прожили 14 лет. В 1977 году мы переехали в Никольское , и я опять устроилась на «Сокол».

Вся жизнь нашей семьи связана с пороховым заводом. Отец работал там и общественником был ,и братья, и дедушка, только бабушка там не работала. И Галя, и Анатолий - все там работали. Помню, как только открылся клуб, то первая свадьба была у моей сестры Гали.

Папы не стало в 1971 году , а мама умерла в 1991 году.

Много Юровых живет в Никольском. На сегодняшний день , кажется, только девять братьев и сестер. Это Вера, Саша, Виктор, Леня, Катя, еще Оля. И все работали на заводе, дядя Саша, дядя Леня электрик, дядя Витя в цеху в третьем тоже работал. А папа работал в механическом цеху. Ну, вот вроде всех перечислила.